19:16 

Ghost-city






Леди?
Ядовитая улыбка расползлась по мраморно-светлому лицу, точно трещина на дореволюционном фарфоре.
"Еще раз, как-как он меня назвал?"
Если бы в этот момент кто-то все же рискнул и взял пробу слюны на спектральный и химический анализ, то пополнил бы небезызвестную периодическую таблицу на пару актиноидов, рядом с которыми «Анакостия», «Барбел», «Кеннебек», «Пар», «Цикламен» и «Энчови» и рядом не взрывались. Трещина на лице застыла, подобно маске, пока молодой человек галантно обхаживал ее руку, прежде чем завладеть ключ-картой.
Красив, молод, обаятелен и в костюмчике - зверское сочетание. Если кто-то из местных сливок изволит перебрать настолько, чтобы забыть о своих недостижимых высотах на пьедестале, состоящем сплошь из зацементированной голубой крови и золотых кредиток - этот охранник быстро переквалифицируется в наиболее востребованного помощника по части принятия вертикального положения. Про долгие и запутанные вальсирования в сторону припаркованных автомобилей можно даже и не думать, а под взглядом таких глаз и в обморок лишний раз шлепнуться не грех. Главное - правильно оценить траекторию, чтобы не помялось то, что мять нельзя, и приоткрылось то, что больше никому видеть не стоит.
- О, да, разумеется, наше сотрудничество будет даже более приятным, чем вы рассчитываете, мистер Трест.
Ладонь прощально коснулась плеча демона, когда он направился к комнате охраны, потрепала ткань, точно щечку напакостившего сыночка, и, спустя секунду, Кайлих уже была полностью поглощена подчиненными и новоявленной блондиночкой... сжимая в руке документы, умело извлеченные у молодого человека, пока голос догонял его, чтобы острой бритвой резануть по барабанным перепонкам:
- И запомните, мистер Трест, моя фамилия - Δορóκας. Следующего "ха" может и не быть.

- Я клянусь всеми девятью кругами ада и личными подштанниками Люцифера в темно-малиновую крапинку,- документы, одолженные у Демиэна, шлепнулись на гладкую поверхность стойки,- прекратите позорить заведение, иначе от вас только шкурка и останется. Почему вы не проверили этого человека? Где инструктаж по поводу ношения оружия, где, черт побери, намек на организованность и дисциплину?
Девушка закивала, паренек схватил и прижал к себе документы - ни дать ни взять оригинал завещания дедушки-миллиардера, и вместе, едва не столкнувшись лбами, они зарылись с головой в маленькую книжечку.
Распекать персонал при персонале - равносильно подрыванию авторитета одного родителя вторым на глазах у старшего ребенка. Поэтому, покончив с конфузом, произошедшим по вине голубоглазого, сбившего молодежь с толку охранника, Кайлих, наконец, предоставилась возможность получше рассмотреть девушку, от которой на милю вокруг разило наповал оптимизмом и многозначительным шорохом ехидно потирающихся друг о дружку ладоней.
Казалось, она сейчас возьмет и захихикает в кулак, щелкнет пальцами - и во все стороны полетят петарды, отвлекающие внимание ничуть не меньше, чем она сама. Пока взгляд цеплялся за многочисленные детали ее внешнего вида, девушка могла творить тонкими пальцами что угодно - внимание на руках будет сосредоточено чуть ли не в последнюю очередь.
И все же...
Шелест проверенных документов отвлек вампиршу от интересного зрелища, которое внезапно разбудило в ней легкий гастрономический интерес - пришлось обернуться и удостоить кивком парня за стойкой, одновременно одобряя его действия и ставя точку на его карьере в конкретно этом заведении.
Внимание вернулось к стоящей рядом девушке.
Вот кто ее мог нанять, скажите на милость? Впрочем, даже не надо было угадывать...
Кайл обернулась на охранника, что оповестил ее о подходе гостей к ресепшн и спустился следом, терпеливо осматриваясь и ожидая дальнейших инструкций. Перехватив взгляд вампирши, тот приподнял бровь, вопрошая, что ей угодно.
Далее, в трех жестах и без единого звука почтенная хозяйка казино обозначила, что ей нужен Хоу-ту, здесь и немедленно. Все три знака происходили на уровне пояса, были трехсмысленны и, без должной подготовки и понимания, о ком речь - совершенно непереводимы. Хрюкнув в кулак, но держа марку, охранник испарился, оставив Джемму, вампиршу, и две уволенные статуэтки на этаже в гордом одиночестве.
- Позвольте представиться - Кайлих Дорока, владелица сего места. Прошу прощения за нерасторопность местных работников - они будут первым и последним примером, как работать не надо. Сейчас придет то, что наняло вас на эти сутки, и расскажет, что, куды, чего и как.
Одного говорящего движения в сторону девушки-администратора было достаточно - та, спохватившись, торопливо вложила в ладонь Дороки блестящий продолговатый предмет, после чего вампирша перехватила руку контрактницы.
Тонкие женские руки переплелись между собой, немигающий зеленый взгляд вампирши ласково вцепился в светло-серые глаза кайри, вопреки общему внешнему задору отнюдь не детские и не бездумные, пока когти деловито скребли ее по коже. Еще секунда - и на запястье мисс Грин болталась серебристая цепочка блокирующего браслета, который был положен всем и вся, кроме охраны игорного заведения.
- Это блокирующий браслет. Прошу не пугаться, это временная мера - как только срок контракта истечет, браслет снимется, и, непосредственно, дежурный на ресепшн рассчитается с вами,- тепло улыбаясь девушке, которой не доверяла ни единой секунды, но оттого чувствующей к ней подсознательно симпатию, вампирша позволила себе еще раз скользнуть взглядом по светлой массе волос, прежде чем зыркнуть на администраторов и зацокать дальше, к лестнице, планируя перехватывать некоторое время важных гостей до того, как они столкнутся с нерасфасованным по своим местам персоналом.

Спуск по лестнице отнял чуть больше, чем обычно, а всему виной скользкая, цепляющаяся за туфли ткань платья, так и норовившая где-нибудь приподняться, поелозить и произвести совершенно обратный эффект, нежели принято видеть на глянцевых обложках в качестве наиболее удачных вариантов с фотосессий. Акустика во всем казино была почти театральной - любой говорящий превращался в общепризнанного Гамлета, проговори он свою речь чуть громче и надрывней, чем обычно. Оттого даже такое маленькое утешение, как озвученный внутренний диалог, пришлось отложить до лучших времен.
Вампирша понимала, что следует так же проверить, что творится на ресепшн у входа со стороны парковки - как никак, а большинство гостей будет на своих автомобилях и предпочтет заходить оттуда. Если там такие же работники, то брать из хранилища деньги на киллера не придется - Кайлих сама придушит своего заместителя, сделавшего совершенно точно все, чтобы испортить этот вечер.
Мягкий свет, что обманчиво-солнечными росчерками гулял по огромному холлу, запутался в золотых пластинках, нашитых на платье, бросая на скользкий полированный пол целое стадо бликов, напоминающих мушек.
Если утром прическа была идеально-волнообразной, то сейчас от нее осталась копна, живущая сама по себе, и, то щерившаяся на весь мир змееподобными локонами, то окутывающая тонкую напряженную шею шелковистой удавкой. Самоконтроль, Кайлих. Самоконтроль - прежде всего. Помни, спокойствие течет в тебе, ты едина со спокой...
- Ган! - радушный возглас перебил невоодушевляющую мантру, пока цокот каблуков приближался к застывшей под витражом парочке.
Разумеется, благовоспитанным девам и представителям элиты, претендующим даже на неглубокие аристократические корни, подобает держать себя в золотых рамках, орать на подчиненных застенчивым и крайне сексуальным шепотком в особых случаях, а так же перемещаться исключительно в двухъярусном паланкине, но иногда переступить через эти традиции - можно.
В данном случае, даже нужно.
- Мистер Уолберг,- кивнув спутнику отъявленной знакомой, вампирша не удержалась от ухмылки, скользя по безупречному женскому наряду вверх-вниз, вниз-вверх, сканируя, запоминая, одобряя,- Я рада, что вы решили посетить мою скромную, я бы даже сказала - чуть-чуть аморальную пещерку.





Сильвестр не был удивлён или сильно задет ответом. Тейваз всегда поступал так, как считал нужным. Как любой, в общем-то, самостоятельный и неглупый человек. С этим было бесполезно спорить. Другое дело, насколько принятое решение является правильным в данной ситуации. Сегодняшние события упрямо намекали, что Лайремо поступил слишком опрометчиво, но Сильвестру ли обвинять любовника?
- Какая информация? Должно быть это было нечто действительно важное, – вопрос был задан ради праздного любопытство. Сделанного уже не исправить, так Сильвестр хоть узнает, какого рода информация заставила Тейваза лезть не в свое дело. – В любом случае шлюхи и бордель не стоили моей души. Пощади моё самолюбие.
Ещё ему было интересно, когда именно Тейваз вмешался в судьбу Чёрного бархата. Что-то подсказывало, что после разговора в мэрии.
- Не меняйся, но не думаю, что война с Бальтазаром и мафиозной группировкой, это то, чего тебе так не хватало для полного счастья в жизни, - поморщился. Иногда ему казалось, что Тейваз специально сгущает над собой тучи, чтобы жилось ярче, но Сильвестр надеялся, что это всего лишь случайное стечение обстоятельств, иначе собственного любовника можно было бы обвинить в полнейшем отсутствии чувства самосохранения.
- Не хватает острых ощущений? Могу пригласить на Чёрный рынок и организовать развлечение на любой вкус.
На рынке регулярно устраивали подпольные бои без правил, гонки и прочие специфические развлечения, после которых зачастую оставалась лишь одна дорога - на тот свет. Он подобного не понимал, но и не мешал. Каждый тратит свою жизнь исходя из собственных соображений и предпочтений, и если умереть по глупости - одно из желаний, то кто он такой, чтобы мешать?
- Что же? – спросил без особого энтузиазма и звякнул льдом о стенки бокала. Тейваз хотел помочь. Сильвестр видел это, но ему было слишком неприятно узнать, что является лишь пешкой в чужой игре, правила которой он узнал лишь сейчас.
Отсалютовал бокалом и глотнул крепкий коньяк. Тепло прокатилось по горлу и осталось в груди, но большего вампир не ощутил. Собирался было еще глотнуть, но лишь ошарашенно клацнул зубами о стекло. Перехватил бокал крепче, чтобы ненароком не выронить.
- Тебе точно жить надоело, - подвёл неутешительный итог, - Мало того, что Красуз член мафии, так он питает к тебе самые незамутнённые и искренние эмоции, какие я только видел, – ненависть.
Сильвестр ни разу не встречался с Красом лично и не знал всей истории взаимоотношений братьев, но был о нём не самого хорошего мнения. Из-за младшего Лайремо вампир встретился с тем, кого вовсе не хотел бы знать - Хайдом.
- Если бы всё было так просто, когда дело касается твоего брата, - залпом допил коньяк и поставил бокал обратно. Час от часу не легче. В семейной жизни солнце светит не каждый день, но у Тейваза был особый случай.
Ему снова показалось, что пол уходит из-под ног подобно тому, как было в театре. Стало душно и тесно в кабинете. Осознание совершенной ошибки было громадным. Не нужно было связываться с Бальтазаром.
- Давно? – голос сел, и вопрос прозвучал скрипуче. Через мгновение Сильвестр уже взял себя в руки и твёрдо стоял на ногах. Проблемы нужно решать по мере их поступления, иначе они оба рискуют увязнуть в них надолго.
- Можешь не говорить. Об этом после. Настоящий да Силва или нет, но часы у него точно подлинные.
Покачал головой, вновь придя в ужас от одной мысли, что переступит порог дома Тейваза сейчас.
- Я не поеду к тебе, - по давней привычке поправил воротник рубашки любовника, провел большим пальцем по подбородку и горлу, хмыкнув, и направился к выходу, – Там Стефан и Аурелия. Меньше всего меня сейчас стоит подпускать к ним, если ты еще не догадался.
Тейваз не видел, в каком состоянии Сильвестр был первые два часа после встречи с Бальтазаром, но и рассказывать вампир не собирался.
- Я вернусь в квартиру, - остановился у двери, понимая, что оставаться одному тоже не лучшая идея. Тейваз, возможно, мыслил сейчас более рационально, чем он сам.
- Можем поехать вместе и договорить по дороге, - он не стал уточнять, что после Тейваз может вернуться домой к сыну. Это было очевидно.
В здании уже никого не было, кроме дежурного охранника внизу, но Зильберман был уверен, что на утро сплетникам будем, о чем посудачить за работой. Простая жизнь и нелепые забавы. Остановился на улице, раздумывая над услышанным в кабинете и дожидаясь Тейваза. В конце концов каинит остановил за собой возможность добраться до квартиры самостоятельно. У него отняли душу, если в ней и была хоть какая-то ценность, но не руки и голову. Несмотря на обещанное, всю дорогу до дома Сильвестр молчал, погрузившись в размышления. Его тревожили многие мысли, но сильнее всего та, о которой он задумался лишь сейчас: много ли в нём изменилось после злополучного щелчка часов Буре? Он узнает это, как только примет наконец душ и переоденется.




URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Каинвилль

главная